Все сложно: как перестать обесценивать свои достижения

24 Мая 2019
5 мин. на чтение
«Можно было и лучше». Знакомая мысль? И ведь не сразу разберешься, как унять внутренний голос, обесценивающий каждое ваше достижение. У нашей читательницы Альмиры Султанмуратовой почти получилось. Вот ее история.

Прошлой весной я наконец переехала в другую страну. Собрала и подала документы, поступила в университет, ушла с отличной работы в Москве, получила эту несчастную визу, упаковала жизнь в два чемодана и купила билет в Берлин.

Нашла жилье — классную просторную комнату — и друзей. Преодолела два семестра без проблем. Пережила приключения и романы. Пошла на терапию. Начала серьезно делать то, что мне правда нравится, — шить. Несколько месяцев спустя я уже бодро шила для себя, к примеру, прозрачное платье, которое собиралась надеть на вечеринку. Заканчивала курсы по созданию нижнего белья.

Это — достижения, которые дают мне повод собой гордиться. Под Новый год по совету психотерапевта я составила их полный список, чтобы увидеть все и сразу.


Я написала пунктов пятьдесят. Но на каждый из них мой внутренний голос отзывался коротко: «Можно было и лучше».


Комната не в том районе, что тебе нравится. Оценки у тебя далеко не идеальные. Шьешь ты еще не профессионально, друзья говорят про талант только потому, что любят тебя. Живешь не по средствам. Работу не нашла, поссорилась с несколькими близкими, не заговорила на беглом немецком, мужчина у тебя немного призрачный, и вообще не такая ты и крутая, как казалось.

Даже сейчас, когда я пишу эту статью, внутренний голос шепчет: ты не сказала ничего нового. У всех те же самые мучительные беседы в голове. Ну, или у многих.

Мой психотерапевт называет это обесцениванием достижений. Я зову это чувством «можно и лучше».

Думаю, у этого ощущения много родственников: синдром самозванца, комплекс отличницы, бытовой перфекционизм. Даже если ты бегло говоришь на английском, французском, немецком, испанском и еще китайском, защитила докторскую, спасла десять котиков, перевела сто старушек через дорогу, убила всех Чужих и Хищников, а еще путешествуешь во времени, как Доктор Кто, все равно под конец дня у тебя найдется пара минут на сомнения в собственных силах.

Одна моя подруга, талантливый юрист, пишет детектив и работает с деревом, при этом называя себя любителем, который распыляется и не может выбрать одно направление для погружения. Другая, прекрасный дизайнер, патологически не верит комплиментам. Я бы продолжила, но это слишком личные и не мои истории. Кто-то постоянно сравнивает себя с незнакомыми людьми, кто-то оглядывается на родителей и братьев-сестер.


«Чьим голосом говорит этот обесцениватель в вашей голове?» — спрашивает меня терапевт. Мы пока не разобрались. Но, скорее всего, это голос толпы, всех тех, кто на протяжении жизни так или иначе принижал все, что я делаю. Родные, школа, ребята с нашего двора, бывшие друзья, «доброжелатели» из комментов в соцсетях… мало ли кто.


Словарный запас, на мой взгляд, эти голоса позаимствовали из российского воспитания и менталитета. Конечно, все семьи разные, но большинство из нас все же воспитывали по советским лекалам: не перехвалить, а то загордится и перестанет стараться. «Не хвастайся, будь скромнее». «Соседская дочка вот учится на одни пятерки и еще полы дома моет». Ну и, наконец, мое любимое: не хвалить, «чтобы не сглазить». Или просто ткнуть в недостаток из лучших побуждений.

Недавно я скинула маме фото, там я, красивая, на солнце, позирую в платье, которое шила на заказ почти две недели с перерывами на сон и учебу. Ответ: «Очень здорово, только шлепки не нравятся».

Оценивая чью-то работу (и свою) мы часто автоматом выделяем недочеты и указываем на них. Уже только ленивый не отметил, что в российских соцсетях всегда брызжет желчь, в то время как в зарубежных все тебя хвалят и подмечают достоинства. И точно так же мы привыкаем разговаривать с собой, фокусируясь на недостатках в сделанном. И воспринимаем чужой обесценивающий голос как собственный.

Чем этот внутренний цензор вреден, пожалуй, очевидно: своей кислой миной он мешает радоваться завершенному крупному проекту, крутой стрижке или просто ленивому расслабленному дню в парке на травке (лучше бы делом занялась). Он плох для самооценки, а ей и так несладко.

Конечно, у самокритики есть достоинства, это, как ни крути, хороший двигатель для роста. Но их можно использовать во благо, лишь проработав травму. Тогда от звучащего в голове «можно и лучше» перестанет быть так больно.

Важно сразу осознать и принять: этот голос принадлежит не вам. Даже если пока его не удается идентифицировать, разговаривать и спорить с ним можно уже сейчас. И не церемониться. Мой терапевт посоветовала рявкать: «Замолчи!», но у нее это выходило так нестрашно, что я, стараясь повторить, неизменно улыбалась, и никто не замолкал.

Однако тактика «огрызаться и считать, что ты в короне» работает. Можно представить, опять же, что к вам в комментарии пришел «советчик», и вести себя подобающе. Элегантно. С усмешкой. Размазать. Когда же этот голос обидится и уйдет, самое время заняться латанием прорех в самооценке.

Как фанат всевозможных списков, я в первую очередь перенастроила фокус. Я по-прежнему пишу слишком много планов на день, месяц, год, но теперь смотрю на плюсы рядом с выполненными делами, а не на минусы напротив тех, которые «ну просто не сегодня».

Еще я хвастаюсь. Вот как в детстве: маме и папе, смотри, какая поделка, смотри, какая я красивая в этих новых ботиночках, смотри, какими я вас нарисовала всеми 48 карандашами. Тогда мы это делали без мыслей о том, какой значение портрет мамы с синими волосами будет иметь для нашего будущего и что у соседки дочка нарисовала нормальные, каштановые.

Только теперь я хвастаюсь себе. Смотри, какая ты классная без косметики, сколько новых слов сегодня выучила, как блестяще сдала экзамен по международному праву, какое идеальное платье ты наконец сшила, сколько у тебя смелых идей и надежд.

Когда недостаточно хвастаться себе, я хвастаюсь друзьям. Я приучаю себя хвастаться родителям и, когда не получаю нужной реакции, требую нужную — и объясняю, почему.

Этих простых и очевидных шагов в целом оказалось достаточно, чтобы сегодня, если бы захотела, я написала бы другой список. Я таки призналась (себе и другим), что дизайнер: у моего маленького, но гордого бренда есть название, концепция, страницы в соцсетях, я заработала несколько сотен евро первыми заказами и продажами. Я больше не ищу «приличную работу» и место в офисе. И не делаю вид, что хочу по-прежнему быть проджект-менеджером или ивентщиком. Я прихожу в клубы, чтобы плясать на сцене с самыми красивыми мальчиками, а не знакомиться с полезными людьми для связей. И я на самом деле говорю на этом чертовом немецком, когда мне надо.


Ну и в минуты сомнений, которые еще случаются, включаю в голове фильм про себя и отматываю назад. Не вперед. Нам часто кажется, что мы недостаточно делаем для своего идеального будущего. У меня есть планы, они амбициозны до Луны и обратно — и именно поэтому они пугают.


Чтобы почувствовать почву под ногами, я смотрю на себя год назад, въехавшую в пустую комнату с голубым чемоданчиком и швейной машинкой. На себя пять лет назад, сменившую работу в глянце на креативные пространства (опыта у меня было ноль, зато тонна страха). На себя семь лет назад, рванувшую из Питера в Москву с 20 тысячами рублей и поселившуюся в первый месяц у друзей на кухне. На себя 22-летнюю, переехавшую в Петербург с Урала, чтобы жить в любимом городе. А ты что сделал, бестелесный голос толпы?

Текст: Альмира Султанмуратова

Фото обложки: openeyed11/gettyimages


  • Комментарии
Загрузка комментариев...