Как на самом деле устроено российское телевидение?

ТВ, как и журналы, хоронят уже лет пять — а оно все равно живее всех живых. Пока вы ждете очередной выпуск шоу Насти Ивлеевой или Дудя, мы разобрались, что происходит на голубых экранах.

Сложно ли устроиться на телевидение?

Сейчас — вообще без проблем. «Это раньше, в лохматые времена СССР, ящик считался работой для привилегированных, туда брали только писаных красавцев с идеальной дикцией. А сейчас достаточно прославиться в качестве блогера, и вас с большой долей вероятности позовут телеведущим, скажем, на канал «Пятница», в эфире которого то и дело мелькают ютьюбовские персонажи, — сокрушается спецкорреспондент «Доброго утра» на «Первом канале» Евгения Мартин. — Я училась ремеслу в Америке, окончила школу журналистики Парфенова, а сейчас это все обесценилось. Даже членством в Союзе журналистов России уже никого не удивишь, а чтоб туда попасть, вообще-то требуется рекомендация четырех действующих участников».

Значит, блогеры скоро вытеснят профессиональных телеведущих?

Необязательно. Блогеров зазывают на телик с целью усадить их фолловеров к экрану, но, как показывают рейтинги, подписчики — а у блогеров, это как правило, школьники — неохотно меняют привычный YouTube на невиданный телик. У обычных телезрителей все эти Кати Клэп тоже вызывают недоумение: что за фрукты такие? Вот и получает программа «Утро пятницы» с Марьяной Ро и Ко в качестве ведущих нулевые рейтинги. Такая же участь постигла «Пятницу с Региной», хоть у Тодоренко и гостили Клава Кока и прочие интернет-герои, — передачу перенесли на YouTube. «Единственная, кому удалось стать своей на ТВ и найти новую аудиторию, — Маша Миногарова, но это прямо исключение. Она удивительно органична и на телевидении, и в интернете», — замечает главный стилист программы «Модный приговор» Алексей Сухарев.

А зачем тогда блогеры и рэперы идут в телик?

За новой аудиторией! «Николай Соболев долго отбрыкивался от ящика, но именно благодаря ему, а точнее, череде выпусков «Пусть говорят» с Дианой Шурыгиной, словил хайп и стал всенародно известен, — объясняет корреспондент PRO-новостей на МУЗ-ТВ и «В теме» на «Ю» и селебрити-эксперт Юлия Бабурина. — «Артистам тоже без ящика никуда. Как показывает практика, одними постами в инстаграме тур не продашь. Поэтому тот же Элджей пришел на премию МУЗ-ТВ, да еще и выступил, а после попросил анонс первого большого сольника в Стадиуме поставить. Ведь голубой экран собирает платежеспособную аудиторию, а интернет — ребят лет 12–14, которых не факт, что и на концерт пустят. А взять передачу «Орел и решка» — сделает знаменитым любого! Кто знал Регину Тодоренко до нее? Да и Настя Ивлеева — cпасибо программе — получила очень солидную прибавку фолловеров».

Так! Если я блогер, стоит ли мне все-таки идти на ТВ или нет?

Смотря зачем. Хотите красоваться перед камерой — не факт, что получится. «К нам на кастинги постоянно приходят блогеры, но у них ничегошеньки не выходит. Это дома, перед маленькой камерой, без профессионального света, зато с бойким монтажом и кучей спецэффектов они могут что угодно, а в профессиональной студии теряются», — жалуется Юля Бабурина. Корреспондентом, как Юля, тоже стать непросто.

Нужно в первую очередь уметь писать — тексты репортажей, подводки, — без хорошего русского языка никуда. Даже при условии, что претендент красив, как Маша Миногарова (ну или как актер Эзра Миллер), если он не владеет русским на уровне редакторов Л`Этуаль — не быть ему на телике.

Как на ТВ оценивают успех?

В цифрах! Речь о доле аудитории, которая смотрела программу. Но и эмоциональная оценка важна. Вот что про это говорит Марина Ким. «Есть два критерия — рейтинг, а также личное ощущение. И чаще всего они разнятся. Кажется, что все прошло супер, обалденная программа, супергости, — а рейтинг говорит об обратном. И наоборот, когда я недовольна, когда хочу уйти из профессии — цифры оказываются фантастическими!»

Что за люди работают на телевидении?

В большинстве своем — суперцелеустремленные и амбициозные. К тому же настоящие трудяги — большинство работает сутками, поэтому селится возле телецентра или студий. А еще телевизионщики не прочь опрокинуть стопочку-другую. «Я реально не знаю ни одного человека с телика, кто не любил бы выпить», — подтверждает Юля Бабурина.

Правда ли, что телик открывает любые двери?

Удивительно, но ТВ-магия сильна до сих пор. «Первый канал» — суперавторитет для народа и чиновников, куда ни придешь — «Ну вы же «Первый», вы же разберетесь». Буквально кожей ощущаешь мощь сильнейшей медиакомпании страны», — с восхищением отзывается о собственной работе Евгения Мартин. «Даже юристы, к которым мы обращаемся в рамках «Доброго утра», всегда соглашаются бесплатно помочь нашим героям».

Правда, что реалити-шоу снова в моде?

Все так. Жанр, побивший все рекорды в начале нулевых, совершил мощный камбэк. Телеканал «Ю», например, сделал на реалити ставку и не прогадал. Рейтинги зашкаливают и у «Беременной в 16», и у «Я стесняюсь своего тела». «Людям нравится подсматривать за другими, нравится ставить себя на место других, думать, как бы они поступили в данной ситуации, сравнивать свой образ жизни с чужим — поэтому так популярны шоу-обмены женами, стилем жизни», — делится наблюдениями Юля Бабурина.

А как у нас дела с «Модным приговором» и прочими шоу с перевоплощениями? Это когда-нибудь кончится?

Дадим слову стилисту Алексею Сухареву, работавшему на десятке мейковер-шоу: «Мне кажется, жанр умирает: испробовали уже все. Остается либо радикальный мейковер — типа шоу «На десять лет моложе», в котором вырывали зубы, ставили виниры, откачивали жир из одних мест и закачивали в другие. Кстати, программа так и не стала хитом — думаю, и-за того, что наши женщины боятся пластики, считают, что это супердорого. Либо классический мейковер вроде «Модного приговора», в котором ставка сделана на психологию. Один из самых интересных проектов, в котором мне приходилось работать, — шоу «Близнецы»: близняшек преображали мужская и женская команда, а потом зрители выбирали, чей образ им нравится больше. Мой любимый же мейковер — «Пацанки» — тут переплетены и психология, и юмор, и драма — поэтому он так и нравится зрителю».

По какому графику живут телевизионщики? По сумасшедшему! Перед вами распорядок дня телеведущей Марины Ким. Обалдеть, да?

  • 8:00 — подъем. Целую детей и отправляю в садик.
  • 9:00 — включаю новости на «Первом», смотрю, какая обстановка, просматриваю телеграм-каналы, ищу темы.
  • 10:00 — выезжаю из дома.
  • 11:00 — первая летучка, обсуждаем темы, подводки, возможных гостей. Параллельно я обзваниваю экспертов и гостей. Они у нас все випы, приходится попотеть, чтобы зазвать.
  • 12:00 — я весь день на телефоне, не отключаюсь ни на минуту. Постоянно кому-то звоню и переписываюсь.
  • 13:00 — следующая планерка.
  • 14:00 — сажусь писать подводки.
  • 15:00–16:00 — я на гриме.
  • 17:00 — финальная летучка. Вместе с соведущими проговариваем ход программы, сценарий, видеовставки.
  • 18:30 — эфир на Владивосток. Тут уже никакая подготовка не спасет, приходится много импровизировать. Затем эфир идет на Сибирский регион и в 22:30 доходит до Москвы.
  • 19:30–20:00 — общаемся с гостями за чашкой чая. Как правило, дискуссия еще долго не смолкает.
  • 20:00 — летучка — обсуждение завтрашней передачи.
  • 21:00 — расходимся, а я все так же вишу на проводе.
  • 22:30 — смотрю нашу «Большую игру».
  • 23:30–01:00— слежу за тем, что сделали конкуренты. И под это засыпаю.

Текст: Татьяна СТОЛЯР

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Понравилась статья?
Подпишись на нашу рассылку и читай еще больше статей о красоте, стиле и жизни.
Заполните поле "E-mail"
Подпишись на нашу рассылку и читай еще больше статей о красоте, стиле и жизни.
Заполните поле "E-mail"