Прожить жизнь как Алла Вербер

Лиза Золотухина
7 Августа 2019
2 мин. на чтение
Мы до последнего не могли поверить, что это не фейк и не злая шутка. Вчера не стало Аллы Вербер — легендарного фешн-директора ЦУМа и вице-президента компании Mercury. Ей был 61 год. Близкие Вербер вспоминают, что для них значила Алла. А мы — что она сделала для российской фешн- и бьюти-индустрии.

За последний год Алла Вербер на ногах перенесла два воспаления легких, в то время как мы наблюдали за ее забавными сторис в Инстаграме. Но она сделала для российской модной индустрии гораздо больше, чем пару (действительно) смешных мемов. Без нее, возможно, вовсе никакой индустрии и не было бы.

Впервые Вербер столкнулась с миром моды еще в 1976 году. В то время ее семья выехала из СССР, и Алла оказалась в Риме, устроилась работать в модный бутик, где продавались невиданные в Советском Союзе Gucci и Hermès. В 1989-м Вербер вернулась в Россию, где в торговом доме «Москва» на Кутузовском проспекте открыла бутики Prada, Gucci, Dolce& Gabbana и другие. Сьюзи Менкес, ключевой для мира моды фешн-критик, вспоминает, как в девяностые годы Алла стучалась в двери Gucci и Dolce& Gabbana, не желая слышать от представителей компаний «нет». Но даже то, что благодаря Вербер в России появились и Dolce& Gabbana, и Loro Piana, и Bottega Veneta, и Gucci, а потом еще Louis Vuitton и Dior, — не главное.

Вместе с известными марками Вербер привезла в Россию само ощущение люкса. До нее никто даже в самых модных магазинах не уделял столько внимания клиентам, обслуживанию и подходу к ним. Именно Алла Константиновна обучила продавцов уважительному обращению с клиентами. По ее словам, главные критерии при выборе нового сотрудника — это честность, понимание моды, трудоспособность и уважение к людям. И сама так же относилась ко всем своим коллегам. Вербер лично проводила интервью с будущими продавцами, байерами и офис-менеджерами — а это более 1200 человек. На это ей понадобилось полгода. Не в последнюю очередь благодаря работе Вербер в России наконец-то появилось понятие сервиса.

Евгения Милова, светский обозреватель ИД «Коммерсантъ»

«Я считаю, что для фешн-индустрии в России Алла Вербер сделала если не все, то действительно очень многое. Когда открывались первые бутики компании Mercury на Кутузовском проспекте, это было самое начало девяностых и никаких стандартов, кроме стандартов советской торговли, не было. И к магазинам товаров класса люкс они уже были неприменимы.


Ее умение за считанные минуты расположить к себе любого человека очень помогало и на этапах, когда фешн-бизнес в России только зарождался. Именно она убедила многих людей, стоявших во главе модных брендов, начать сотрудничество с российским рынком.


Когда ретейлеров стало очень много, Алла Вербер была для всех примером профессионализма. Она, будучи уже взрослой женщиной, всегда могла идеально адаптироваться к требованиям современного люксового ретейла».

Позже, когда все большие магазины решили создать свои личные бренды в Инстаграме, Алла Вербер сама стала брендом. На ее аккаунт были подписаны все, кто хотя бы отдаленно был связан с миром российского фешна. Без ее «Гэсс вер ай эм?» и фото в невероятных нарядах Dolce& Gabbana казалось, что в ленте чего-то не хватает. При этом она могла так их преподнести, что мы все срочно хотели такое же платье, расшитое розами (даже если до этого нашим пределом было маленькое черное).

Одной из первых о трагедии узнала Лаура Джугелия, которая рассказала нам, что для нее значила Алла Вербер.

Лаура Джугелия, основательница Peopletalk.ru и Beauty Story Russia

«Для меня Алла всегда была олицетворением российской моды и, конечно, невероятно сильной женщиной. Она — пример того, что ты можешь добиться успеха, но при этом остаться обожаемым человеком с нереальной самоиронией. Ей все восхищались, ее все уважали. А те, кто работает в моде, всегда стремились построить такую же карьеру. Но таких, как она, уже не будет.

Алла была хорошим примером и лично для меня. Я даже не знала, сколько ей лет: она была женщиной без возраста. Казалось, она будет жить вечно. На мероприятиях Алла всегда была самой зажигательной, веселилась так, как мы не веселились, всегда давала правда нужные советы. Я буду помнить ее как очень позитивного, наполненного энергией и любовью к жизни человека. Уверена, что до последнего дня она наслаждалась каждым моментом, проживала каждый день, как последний. И успевала уделить внимание всем. Я даже не понимаю, как человек с ее графиком мог все успевать. Не все умеют жить, как жила она, так дружить и любить».


Действительно, с какой-то невероятной теплотой Алла Константиновна относилась и к жизни, и к любимому делу. А еще подходила ко всему с тонким вкусом (иначе и не умела).


Она обожала классику в одежде и в макияже, но все эксперименты встречала с удовольствием, с каким-то особенным драйвом. Мы могли увидеть ее с фирменными smoky eyes, пушистыми ресницами, идеальной красной или нюдовой помадой, но она не стеснялась делиться снимками вообще без мейкапа. Или же выходила в свет в расслабленном пижамном костюме, но обязательно с яркими губами. И этому умению так ненавязчиво сочетать роскошь и простоту  стоит поучиться.

Зоя Молчанова, шеф-редактор letoile.ru

«В 19 меня взяли на первую в жизни серьезную работу — копирайтером в ЦУМ. Меня, у которой единственной брендовой вещью в гардеробе была джинсовая рубашка Calvin Klein из петербургского секонда. Конечно, только ее я на работу и носила первые две недели. А потом оказалось, что никакие стереотипы вроде тех, что надо ходить в офис исключительно в «лабутенах» или Manolo Blahnik вместо кроссовок Nike, тут не работают. Да, ЦУМ был эпицентром люкса, но, работая среди всей этой красоты, а на обед поглощая щи в местной столовой вместе с топ-менеджерами, лучшими байерами России и самой Аллой Вербер, ты не чувствовал себя чужим (даже в самых обычных кроссовках и без идеального мейкапа).

Лично с Аллой Константиновной я познакомилась позже, когда стала отвечать за соцсети универмага. К встрече, на которой, кроме меня, было еще человек двадцать, я готовилась два дня. Даже одолжила у подруги сумку Michael Kors, которую в стрессе забыла в редакции (кто вообще ходит с сумками на планерки?). А на мои винтажные серьги при знакомстве Алла Константиновна даже не взглянула, просто сдержанно улыбнулась, пожала руку и сказала: «Очень приятно». Зато потом уделила мне целых полчаса, чтобы обсудить соцсети, хотя ее отвлекали залетающие в кабинет байеры и сообщения в вотсапе. И эта способность сосредоточиться на одном крошечном человеке, на мой взгляд, как раз говорит о том самом профессионализме и большой любви к своему делу. Алла Константиновна знала: фешн фешном, а вся суть в деталях, в твоем внимании к ним.

Она хотела «красиво», и из ее уст это не звучало странно. Знаете, что самое интересное? Тогда я как будто правда поняла, что значит „красиво“, и, надеюсь, понимаю до сих пор».

Фото: @verberalla

Поделиться:
  • Комментарии
Загрузка комментариев...