Проблема: что делать, если у вас расстройство пищевого поведения

9 Февраля 2019

Анорексия, компульсивное пере­едание и депрессия на фоне — звучит уже страшно. Даша Каширина и Лена Мосейкина не только справились с расстройством пищевого поведения, но и стали помогать другим людям. Потому что кто, если не они.

О проблеме

Говорить о расстройствах пищевого поведения в обществе не принято — не поймут. И раздраженно отмахнутся: «Сходи в «Макдак», поешь бургеров, картошечки по-деревенски наверни — все пройдет!» Могут и пожестче. «Это не болезнь — просто ты безвольная и слабая!» «Тебе не нужна помощь — ты просто хочешь, чтобы тебя пожалели!» Так везде — не только в России. Организаций и специализированных клиник по борьбе с РПП во всем мире мало. Самая известная — National Eating Disorders Association (NEDA) — находится в Нью-Йорке. У нас в стране такие учреждения можно пересчитать по пальцам одной руки. И стоимость лечения в них для большинства неподъемная — пятнадцать тысяч за сутки в стационаре. А одного стационара, кстати, недостаточно. Кому-то нужны сеансы у психотерапевта, кому-то занятия спортом или искусством. В России о таком комплексном лечении пока остается только мечтать. И справляться своими силами — как наши героини.

О Даше


В тринадцать лет Даша пришла в моделинг. Роста не хватало — и она решила, что похудение добавит очков. Начиталась в сети о диетах и ринулась в бой — за полгода вес упал с пятидесяти до тридцати восьми килограммов. Даше, как она сама говорит, нравилось чувство пустоты в желудке, ощущение несчастности и восторг от нее на кастингах.


Но была и оборотная сторона медали. Даша перестала общаться с друзьями: «У анорексиков жесткий график — ты пытаешься запихнуть побольше дел между приемами пищи, чтобы не думать о еде. И ничего не должно отменяться — а люди непостоянные». Здоровье ожидаемо ухудшилось — дикая боль в суставах, сбои в гормональном фоне, постоянно плохое настроение. В один момент до Даши дошло: «Нельзя поклоняться человеку на обложке, который внутри несчастлив, который внутри мертв». А она была именно такой — и нужно было что-то менять. Восстанавливалась Даша по-простому — пыталась больше есть, лечилась гормонами, ушла с головой в спорт и стала общаться с друзьями. И мамина поддержка помогла. На это ушло полтора года.

О Лене

Требования модельной индустрии довели до анорексии и Лену — только в более осознанном возрасте: ей было двадцать. «Я ходила на кастинги и сравнивала себя с другими девочками. Мне казалось: чтобы на меня посыпались предложения, нужно только похудеть». Диеты шли одна за другой — никакого сладкого, питаться только куриной грудкой и творогом, не есть после шести. Еда вводила Лену в панику: «На день рождения я раздала всем по кусочку торта, а сама не ела — боялась, что это непременно скажется на весе, и прощай результат полутора лет «правильного» питания». Зато на работе был настоящий успех — десятки приглашений на съемки и показы. 


«Похудение не принесло мне счастья, — говорит Лена. — Я не чувствовала, что мне хорошо внутри, — и мне хотелось восстановить работу организма». Походы по врачам сводились к одному вопросу: «Достаточно ли вы едите?» Сначала Лена заедала проблему, думала о гормональной терапии и... наконец пришла к маме: «Мне нужна помощь». Она отвела Лену к психотерапевту: «Через два месяца я начала ощущать себя в своем теле».


О причинах

Вопреки распространенному мнению, РПП встречаются не только у девочек-моделей. Среди больных может быть кто угодно — даже ваша коллега из офиса. «На один из семинаров к нам пришла женщина, спрашивала, как совмещать фрилансы и булимию — представьте, и такое бывает», — рассказывает Даша. ­­Люди зацикливаются на еде и весе по разным причинам. Похудение всегда вызывает восторг у окружающих — это признание, которого может не хватать в учебе или работе. Тело и вес — единственное, что всегда под твоим контролем (даже если жизнь летит в пропасть). Худобу пропагандирует и воспевает общество — особенно женскую. Если твой вес не сорок килограммов — привет, фетшейминг. И это одно из десятков требований, которые выдвигают к внешнему виду девушек. К мужчинам общество относится с послаблениями. Факт: даже в модельной индустрии парней не третируют за вес — платят им, правда, меньше. В общем, причин много, а цель одна — успех, счастье, любовь.

О помощи другим

Столкнувшись с проблемой лицом к лицу, Даша и Лена поняли — в России помощи искать негде. А людей с РПП вокруг — слишком много. Знакомые заваливали Дашу просьбами посоветовать, как избавиться от анорексии, — она же смогла выкарабкаться. На всех ее не хватало — и на втором курсе она задумалась о создании фонда помощи. Но тянуть дело в одиночку — ни времени, ни сил не хватало. Внезапно Даше в фейсбуке написала Лена — она волонтерила в Центре изучения расстройств пищевого поведения (ЦИРПП). Даша и Лена разговорились, обнаружили, что вместе ходили в модельную школу Славы Зайцева, и решили менять мир. 

Для начала нужно было объяснить людям, что такое РПП и почему важно об этом говорить. Именно этим и занимается их организация NotSkinnyEnuf: проводит паблик-токи, семинары с диетологами и нутрициологами, организовывает фотовыставки. И собирает статистику, необходимую для привлечения российского здравоохранения: только так можно обратить внимание на проблему на уровне диагностирования в государственных поликлиниках.

О людях

«Люди охотнее доверяют тем, кому знакома их ситуация. Нам важно делиться своими историями, чтобы другие озвучили свои», — говорит Лена. Это работает, но не всегда. Однажды в NotSkinnyEnuf обратилась женщина — у ее дочери были очень серьезные проблемы со здоровьем. Лена и Даша бросили все свои силы на помощь и устроили девочку в хорошую клинику. С тех пор никакой информации — на их письма не было ответа. О состоянии девочки удалось узнать через знакомых. Почему так случилось? Никто не знает. Даша предполагает, что дело в общественном мнении.


Расстройства пищевого поведения — это история про психологию. А к ней в России отношение предвзятое — спасибо советскому воспитанию и недостатку информации. Лучше молчать, чем носить ярлык сумасшедшей, — так думает большинство. «А еще люди очень закрытые, привыкли свои проблемы держать при себе», — подытоживает Даша.


Об успехах

«В обществе происходят подвижки — и это здорово!» — считает Лена. Парижский закон о недопуске до работы моделей с индексом массы тела ниже 18, развитие идеи бодипозитива, появление доступной информации о РПП — движение в «здоровом» направлении. Даша и Лена очень хотят открыть рехаб-центр в России, где девушкам и юношам наконец предоставят комплексное лечение. Они справились со своими проблемами — и помогают другим.

Текст: Ольга Житпелева
Фото: @moseykinalena

  • Комментарии
Загрузка комментариев...