Париж в огне: что теперь будет с собором Нотр-Дам де Пари

18 Апреля 2019
3 мин. на чтение
Вечером 15 апреля в сети появились снимки объятого огнем собора Парижской богоматери (Нотр-Дам де Пари). Официальная причина пожара — неполадки с проводкой. И даже когда рухнул шпиль, в происходящее верилось с трудом: может, это все коллективное наваждение или злая шутка СМИ? Отчеты пожарных и новостные сюжеты говорят об обратном. Разбираемся, что мы потеряли и почему так переживаем, даже если никогда не были в Париже.

Ася Зольникова

архитектурный журналист, автор телеграм-канала «Домики»

Почему этот пожар — катастрофа практически для всего мира

Собор с более чем 850-летней историей воспринимался как объект, который не может быть разрушен. Мы смотрели на него и думали: «Все вокруг когда-нибудь уйдет в небытие, а это здание так и будет стоять на своем месте». За время своего существования Нотр-Дам пережил несколько довольно сильных потрясений, но последнее из них случилось еще во время Великой французской революции, в XVIII веке. По приказу Робеспьера — лидера протестного движения — борцы за свободу обезглавили статуи каменных королей. Тогда же снесли шпиль и разрушили большую часть скульптур.


Но сейчас мы живем в относительно мирное время — и последствия этого пожара ощущаются особенно остро. Как получилось, что мы не смогли сохранить Нотр-дам де Пари, хотя он видел и более страшные вещи на своем веку? Объективных причин нет. Трагедия выглядит абсурдно — и именно этим она ужасает.


Современная архитектура развивается очень быстро: мы постоянно видим, как здания сносят или реконструируют, — и потому древний собор вызывает чувство особого трепета. Интересный факт: нынешней славе собор Парижской богоматери обязан Виктору Гюго. До написания романа храм был в таком ужасном состоянии, что его даже собирались снести. А вот после публикации книги он стал важным символом светской культуры — так что не обязательно быть христианином, чтобы чувствовать боль от этой трагедии. И еще, мне кажется, мы принимаем этот пожар близко к сердцу как минимум потому, что он ставит под сомнение нашу цивилизованность. Потому, что несмотря на быстрый прогресс, высокую культуру и образованность, мы все равно не сумели уберечь от огня это древнее творение.

HUBERT HITIER/AFP/East News

Татьяна Житпелева

архитектор, преподаватель МАРХИ

Можно ли восстановить собор и сколько времени это займет

После заявлений, что мы вот-вот потеряем собор полностью, было радостно узнать: пожарные смогли сохранить большую часть конструкций. Нотр-Дам де Пари восстановят, хотя пока трудно говорить о временных рамках. Реставрация и тем более реконструкция — очень долгий и кропотливый процесс, если следовать всем правилам.


В соответствии с Венецианской хартией (международным стандартом реставрации) любые работы с объектами культурного наследия должны проводиться только с опорой на исторические справки. То есть для начала нужно собрать информацию, причем не фотографии туристов или зарисовки художников, а официальные чертежи, документы и 3D-модели.


Появилась даже забавная новость о том, что Ubisoft (компания, создающая компьютерные игры) предложила свои наработки, сделанные для проекта Assassin’s Creed. Кэролин Миусс — одна из разработчиц — в свое время потратила два года на то, чтобы прорисовать подробнейшую 3D-модель собора, фигурировавшего в игре.

Затем нужно решить вопрос с консервацией: какие части здания сохранить в нынешнем виде, какие переместить в музей, а какие восстановить. После — разработать чертежи. И только потом приступать к реконструкции. То есть мы еще долго будем видеть Нотр-Дам таким, как сейчас, после пожара.

Кстати, в соборе хранилось множество важных реликвий, благодаря которым он знаменит. Например, терновый венец Иисуса Христа, часть креста, на котором он был распят, и туника французского короля Людовика IX Святого. Эти предметы удалось спасти. Теперь их переместят в хранилища или музеи, что-то, возможно, оставят в безопасной части собора.

GEORGES GOBET/AFP/East News

Что, помимо рухнувшего шпиля, предстоит восстановить

Фонды и предприниматели жертвуют на реставрацию большие суммы: например, Франсуа-Анри Пино – 100 миллионов евро, а Бернар Арно — 200. Но дело не только в деньгах, а еще и в объеме работы. Точно известно, что, кроме шпиля, сгорела конструкция крыши и часы. Если что-то осталось, то сохранившиеся элементы законсервируют и отправят в музеи или хранилища как объекты культурного наследия. Также, судя по видео и фото с места события, необходимо восстановить фрагмент свода под шпилем и алтарную часть, которая как раз находится под этим местом.

Но, даже когда все разрушенное будет реконструировано, мы не получим собор точно таким, каким он был до возгорания. В пожаре были утрачены важные для любого произведения искусства части: авторский слой и следы времени. Да, мы получим идеальную до миллиметра копию, но это будет уже новодел. Образ, который мы с вами помним, создавался веками: небольшие трещины, потемнения материалов, допущенные при строительстве случайности, которые расходятся с чертежами, — все эти мелочи мы утратим.

Bastien LOUVET/SIPA/Sipa Press Russia/East News

Фото обложки: JB Autissier/Panoramic/Starface/STARFACE PHOTO /East News





Поделиться:
  • Комментарии
Загрузка комментариев...