Личный опыт: я живу с паническими атаками

27 Февраля 2019

Обычно панические атаки не считают настоящим диагнозом. О них не принято говорить как о серьезном недуге, и людей, регулярно сталкивающихся с такой проблемой, даже сотрудники скорой помощи не воспринимают всерьез. Наш редактор Лера Фалалеева уже четыре года борется с мучительными приступами беспричинной тревоги. Как она научилась с ними справляться? Читайте ниже.

Лера Фалалеева

бьюти-редактор сайта

Хорошо помню, как все началось. Последний курс института, мне 22 года. Я сижу дома, смотрю какой-то фильм и на середине вдруг понимаю, что не могу сконцентрироваться на сюжете. Мне хотелось встать и куда-то идти, с кем-то говорить, казалось, я забыла что-то важное, но что именно — я не знала. Нарастало беспокойство. В горле встал комок, а в животе поселился страх. Я задыхалась. И никак не могла найти объективную причину нахлынувшей тревоги. Первое, что я сделала, — позвонила бабушке. Меня всегда успокаивал ее голос, и любые проблемы отступали. Все, что я могла сказать в тот момент: «Мне страшно, я не знаю, что делать». Бабушка предложила помолиться, начала отвлекать меня разговорами. Но легче мне не стало. Я не могла понять, что со мной происходит, и от безысходности начала плакать. Через несколько часов состояние прошло само собой, но уже через пару дней вернулось. С новой силой.

На тот момент я нигде не работала, была занята написанием диплома. Он давался мне очень тяжело. И возможно, это и послужило отправной точкой для панических атак. Обычно страх заставал меня, когда я была одна дома. Мне хотелось либо наматывать круги по комнате, либо лежать на полу и смотреть в одну точку.


Я не могла собраться и заставить себя что-то делать. В голове были мысли о том, что меня положат в психушку, сделают лоботомию и я обязательно умру. Страх смерти — один из главных симптомов панических атак. Вместе с потливостью, тремором, болями в груди, затрудненным дыханием, головокружением, спутанным сознанием и, конечно же, бессонницей.


По ночам начинался самый ад. Однажды я пролежала до утра, просто пытаясь не сойти с ума. Мне кажется, когда Джоан Роулинг писала в книгах о «Гарри Поттере» о дементоре, высасывающем душу, — она имела в виду именно такое состояние. Хотелось кричать, плакать, умереть прямо сейчас, чтобы только это прекратилось. Утром я рассказала своему парню, что со мной происходит что-то ужасное и я не могу объяснить, что именно. Он был в замешательстве и не знал, как мне помочь. Просил описать, что я чувствую, чтобы понять, где корень моих страданий. Но все было тщетно — я не могла ни на чем сосредоточиться, даже на конструктивном диалоге.

Не помогали ни сериалы, ни разговоры с мамой, ни приготовление вкусной еды, ни уборка, ни миллион других дел, которыми я пыталась занять руки и голову. Иногда спасали прогулки, когда я просто шла по парку и старалась ни о чем не думать. Так могли проходить часы, я начинала теряться во времени. Пыталась заниматься спортом, но каждый поход в зал сопровождался пыткой — я не хотела ни с кем разговаривать — ни с тренерами, ни с девушками на ресепшен. Помню, как просто лежала в бассейне на спине и смотрела в потолок, считала кафельные плитки. Однажды я поехала на встречу с подругой, и паника накрыла меня в метро. Я едва выдержала 15 минут в толпе, боялась, что упаду в обморок. Да и встреча тоже не задалась — я не могла ни о чем говорить и поймать нить разговора. Озиралась по сторонам, было трудно усидеть на месте. Подруга спросила, что со мной происходит, а я даже не смогла ей ничего толком объяснить.


Обычно страх появлялся из ниоткуда, ноги становились ватными, дыхание учащенным, сердцебиение бешеным. Концентрации ноль. Ты не можешь даже банально надеть на себя одежду и стоишь перед шкафом по часу. Все кажется нереальным, и ты словно смотришь на себя со стороны. Погружаешься в омут ужаса, тебя буквально трясет. Это состояние очень сложно объяснить словами.


Поначалу я вообще не понимала, что со мной происходит. А про панические атаки узнала, когда погуглила свои симптомы. Наткнулась на разные статьи и книги. Прочитала Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить» и Люсинду Бассет «Только без паники». Люсинда, кстати, пережила жуткий период панических атак и написала об этом несколько книг, подробно рассказав, с чем ей пришлось столкнуться и как вообще можно бороться с тревогой. Я пользовалась ее советами — представляла все самое страшное, что может со мной случиться, а потом — то, как я смогу с этим справиться. Вела сочувственный диалог сама с собой. И даже составляла списки своих жизненных ценностей. Я описывала свои состояния на бумаге, пыталась (не очень успешно) медитировать. Еще иногда закрывала глаза и начинала внушать себе, что это временно, что все пройдет, а это просто испытание, с которым я должна справиться, чтобы выйти на новый уровень. Но убеждать себя, заставлять успокоиться — невыносимо сложно.

От безысходности я обратилась к лекарствам. Простые таблетки «на травах», БАДы и все эти мятные чаи с ромашкой — были как мертвому припарки. В самые мучительные периоды я по совету родителей (они врачи) пила транквилизаторы. Никому бы не советовала поступать так же — они помогали от бессонницы и страха, но вызывали целую тонну других побочных эффектов — появлялась еще большая «вареность», слабость и апатия. Иногда встать по утрам было все равно что покорить Эверест.

В общем и целом самый жесткий период панических атак длился месяца три. Потом закончился универ, я сдала диплом, и лето прошло отлично. О приступах страха я даже не вспоминала. Но они никуда не ушли и иногда могут непредсказуемо нагрянуть. Чаще всего я пытаюсь объяснить их стрессом на работе или гиперусталостью. Но в большинстве случаев найти причину не удается. Как по щелчку пальцев я начинаю долго плакать и никак не могу успокоиться. Нервничаю, в голову лезут чудовищные мысли, и мне кажется, что со мной вот-вот случится что-то плохое.

Спустя полгода постоянных приступов я выработала свою схему — «что делать, если накрыло». Во-первых, очень важно справиться с дыханием. Пока оно учащенное, успокоиться не получится. Есть несколько техник, которые помогают быстро привести пульс в норму. Например, делать короткий вдох и продолжительный выдох. После — нужно залезть в свою голову. Если сменить мысли (а это чаще всего просто боязнь самого страха) на положительные не получается, то можно попробовать «зациклить» их на чем-то другом. Повторять что-то успокаивающее.


Мой вариант — вспомнить все то, что доставляет мне радость. По совету Люсинды Бассет я составила список, где я перечислила самые приятные моменты в жизни — воспоминания из путешествий и мелочи вроде похода в кино с сестрой. Я проходилась по нему каждый раз, когда было страшно и грустно, напоминала себе, что в жизни есть и что-то хорошее. Обычно уже спустя 15-20 минут становится лучше.


Прошлым летом я узнала про классное приложение Headspace. Оно платное (229 рублей в месяц), но я еще ни разу не пожалела о подписке. Там можно слушать короткие (или длинные) сессии, которые помогают справиться с тревогой. Диктор говорит, как дышать, о чем думать и что представлять. Это очень успокаивает. Иногда я даже засыпаю с каким-нибудь ночным подкастом в наушниках.

Еще я заметила тенденцию — чем больше я занята чем-то, тем ниже вероятность беспричинного страха. Поэтому я стараюсь максимально занять свое время — работой, чтением, спортом, интересными выставками и правильными людьми. В последние пару лет панические атаки случаются в моей жизни все реже, и я надеюсь, что со временем они совсем уйдут. Но даже если нет — застать меня врасплох уже точно не получится.

Иллюстрации: Любовь Мхитарьян


  • Комментарии
Загрузка комментариев...