Личный опыт: как я пережила депрессию и кто мне в этом помог

21 Марта 2019

Последние годы, особенно после флешмобов вроде #faceofdepression, вопросы психического здоровья стали обсуждать открыто. Что делать, если у близкого человека ментальное расстройство, как ему помочь и не перейти границу? Журналистка Елена Срапян максимально честно рассказала нам о том, как лечилась от депрессии. В ее истории есть ответы на эти вопросы.

Елена Срапян

Журналистка

Это был февраль 2016 года. Помню, как спустилась в метро, чтобы ехать на работу, но уже на эскалаторе вдруг расплакалась — и не могла остановиться. Вместо нужного мне «Проспекта Мира» я вдруг вышла на «Шаболовской» — там находится московская клиника неврозов. Это был самый срочный и дешевый прием психиатра, который я могла себе организовать в тот момент. Но в итоге на то, чтобы диагностировать депрессию, у меня ушло почти полгода.

Моя история совсем обычная: я потеряла близкого человека — бабушку, которая была мне почти как мама, возможно, даже ближе. В сентябре у нее случился инсульт, и я была занята поиском денег на специальное оборудование, которое потребовалось бы ей дома. Пока я крутилась в Москве, бабушку должны были отпустить из больницы. В день выписки она умерла — а я так и не успела с ней попрощаться.

Daria Shevtsova

Когда все это произошло, мой мужчина был в отъезде, и я как-то внезапно осталась со своей бедой совсем одна. В черную дыру депрессии я провалилась довольно быстро, но мне казалось, что это нормальное переживание горя. В те времена я ездила в офис всего один раз в неделю, но с каким нечеловеческим трудом он мне давался. К январю я почти не могла выходить из дома, бытовыми делами занимался Саша — вплоть до готовки и походов в магазин за едой. 


Все мои силы уходили на то, чтобы не потерять работу и стараться рыдать меньше. Каждый офисный день отнимал все накопленные за неделю ресурсы. А во время удаленной работы я могла просто не вставать и даже не есть. Спать тоже не особо получалось. Когда-то я думала, что депрессия — это состояние тотального безразличия. Оказалось, что это состояние постоянной боли.


До этого случая весь мой опыт общения с депрессиями был опытом моих друзей. Еще несколько лет назад я начала понемногу отличать биполярное аффективное расстройство от обсессивно-компульсивного и других видов нестабильных состояний. Я уже знала, что депрессия — это не просто хандра, с которой человек может справиться сам. И понимала, что психотерапия (которая может быть полезной) в Москве стоит баснословно дорого и в острых состояниях не очень эффективна без помощи медикаментов. Однажды мне даже пришлось звонить психиатру моей подруги, потому что она уже не могла это сделать, и потом давать ей пару дней ту комбинацию лекарств, которую прописал врач.

Мою депрессию никто не заметил, кроме меня самой. Мужчина сочувствовал мне, поддерживал, но до конца не понимал, что происходит. Маме я ничего не говорила. С друзьями почти перестала общаться. На работе все было как обычно. Наш сосед по квартире понимал, что что-то не так, но был плохо со мной знаком. #faceofdepression — очень показательный флешмоб: увидеть, что у близкого тебе человека депрессия, намного сложнее, чем кажется.

OVAN

Мне повезло: я смогла сама понять, что дела идут не очень, и обратилась к врачу. Скорее всего, потому, что я уже делала это для других. Прием был не самым приятным, но терапия оказалась удачной — к марту я пришла в себя, а в августе благополучно завершила лечение антидепрессантами без последствий. Но так происходит не всегда.

Как же помочь близкому человеку, у которого случилось обострение ментального расстройства? Самое серьезное, что вы можете сделать, если живете вместе, — взять на себя быт. Мне такая поддержка очень помогла.


В депрессии ты как будто смотришь на мир через крошечное окно, сложно и общаться с людьми, и что-то делать вообще. Почистить зубы — событие, принять душ — просто подвиг. В такие моменты вы можете буквально сохранить здоровье человека, если последите за тем, как он питается, как спит и в каких условиях живет. И очень важно физически быть рядом: многие состояния ведут к суицидальным настроениям.


Второе — помочь обратиться к врачу. Если человек демонизирует психиатров, вы можете постараться повлиять на эту точку зрения. Если нет — найти хорошего врача, а лучше — двух: терапия всегда лучше подбирается, исходя из нескольких мнений, так как некоторые врачи могут прописывать устаревшие препараты, которые сильно снижают качество жизни. Это как раз произошло со мной: я прошла две консультации, и второй доктор прописал мне лекарство, которое действовало очень мягко.

Не каждый человек в депрессии может работать, поэтому третья важная история — финансовая. На психиатра, таблетки, еду, оплату жилья нужны немалые деньги. Если вы можете оказать какую-то помощь, обязательно сделайте это: даже работающий человек благодаря ей снизит нагрузку на работе или возьмет отпуск за свой счет. Если это не поможет прийти в себя, то как минимум снизит уровень стресса.

Dylan Thompson

И последнее, но очень важное: не всегда есть возможность помогать серьезно, вкладывая в это все свои силы. Но посидеть с человеком, провести с ним вечер, попробовать отвлечь — и не обижаться, если не получится (в депрессии какие-то радостные вещи могут расстроить еще больше) — тоже очень важно. Тепло, поддержка, чувство нужности тоже очень важны — иногда даже бывает так, что эмоции работают лучше, чем «селективные ингибиторы обратного захвата серотонина» (антидепрессанты. — Прим.ред.).

Когда помогать, а когда лучше «не лезть не в свое дело»? Тут все просто — если вы чувствуете, что можете помочь, и достаточно хорошо общаетесь (общались) с человеком в депрессии, то время пришло. Очень часто, когда речь идет о ментальных расстройствах, рядом оказываются люди не из близкого круга: лучшие друзья могут оказаться совсем не такими ответственными или отзывчивыми, отношения — разладиться, родители — ничего не понять. Сможете обойтись без лишней прямолинейности, обвинений в лени и других проявлений пассивной агрессии? Отлично. Если вы в состоянии быть тактичными и вам искренне небезразлична судьба человека, то тогда ваша помощь точно пригодится.

Булахова Виктория Алексеевна

практикующий клинический психолог

Daria Shevtsova

«Когда человек переживает потерю близкого, это — всегда стресс. Если говорить терминами, то посттравматическое расстройство. Как помочь человеку в таком состоянии? По совету автора статьи вполне можно начать с решения бытовых проблем. Но исключать из жизни ранимого человека нельзя, иначе он еще больше впадет в свое состояние. 

Заправить постель, приготовить завтрак, сходить за продуктами — когда мы включаемся в эти простые дела, мы живем. Взваливать все обязанности на себя не стоит, в противном случае человек может просто «выпасть» из реальности.


Разговоры — тоже хороший способ помочь. Но когда кто-то переживает утрату, когда он винит себя, самое простое — это слушать и дать выговориться. Пытаться «переключить» человека с его горя на внешний мир может быть бесполезно. Вы на разной волне. Когда умирает кто-то из наших близких, мы не только переживаем боль и утрату, но и собственный экзистенциальный кризис. В этот момент все чувствуешь очень остро.


Психотерапия помогает нам прожить вещи, которые мы могли не успеть сделать при жизни близких. Это избавляет от чувства незавершенности и помогает справиться. Но, увы, люди готовы принять все что угодно, кроме того, что у них душевное расстройство. Очень немногие способны себе признаться, что они нездоровы, и нужно обратиться за помощью. То, что героиня сама пошла к психиатру, большая редкость. Часто не только сам человек, но и его родственники не видят проблемы и не осознают нужды в психологической помощи».

Фото обложки: Malombra76

Если у вас есть история, который вы хотите с нами поделиться, пишите нашему редактору Насте — kruglyakova@artel.media

  • Комментарии
Загрузка комментариев...