Исследование: как выжить в погоне за продуктивностью и справиться с выгоранием

Виктория Рипа
30 Сентября 2019
5 мин. на чтение
Отчеты, встречи, мессенджеры, письма, мастер-классы, книги по саморазвитию… Из всего этого состоит современный человек. Мы работаем по 12 часов в сутки, лепим идеальное тело, заботимся об экологии, поглощаем море информации, которой потом делимся с коллегами, друзьями, подписчиками, мало спим и ставим эксперименты над здоровьем в надежде успеть еще больше. Наш автор Виктория Рипа тоже участвовала в гонке за продуктивностью, но, к счастью, здравый смысл финишировал первым. Сегодня она объяснит, почему личная эффективность стала главным культом современности и как распознать выгорание, пока оно не привело к депрессии.

На часах пять утра. Тянусь к телефону, чтобы выключить будильник и переставить его на полчаса позже, но потом вспоминаю, что нельзя. Если просплю еще 30 минут, не успею сделать все, что запланировала.

Пару лет подряд я просыпалась на несколько часов раньше, чтобы без спешки собраться и пойти на учебу. В это время я читала, убирала квартиру, стирала вещи, иногда готовила, продумывала план на день и заканчивала недописанные вечером тексты. В общем, пыталась быть максимально продуктивной и, как говорится, брать от жизни все. И ведь у меня получалось! Правда, кроме стремительно увеличивающейся стопки прочитанных книг, в моей жизни появились упадок сил и чувство неудовлетворенности собственными достижениями.

Культ продуктивности и личной эффективности буквально захватил мир и стал едва ли не религией. Философ и преподаватель практической философии в Кремниевой долине Эндрю Таггарт в своем эссе описал ее иерархию. Священники здесь — гуру тайм-менеджмента и коучи, течения и догмы — мобильные приложения, напоминания и заметки, а миллионы преданных последователей — слушатели курсов по повышению собственной эффективности.

Продуктивность стала вирусом: в Инстаграме множатся блогеры, рассказывающие, как правильно мыслить, одеваться, планировать свой день. Шумиху подогревают технологические и IT-лидеры, например Тим Кук, Павел Дуров, Билл Гейтс и Марк Цукерберг.

Так, Кук ежедневно ложится спать в 10:30 вечера, а встает в 3:45 утра. После пробуждения читает порядка 700–800 мейлов, а в 5 утра уже занимается спортом. Ранний подъем нужен главе Apple для того, чтобы оптимизировать свою жизнь. Так он не тратит драгоценные часы на фитнес и просмотр почты во время рабочего дня, когда задач больше, чем утром. Павел Дуров вообще перешел на водное голодание. В своем телеграм-канале он писал, что исключил любую пищу и напитки из рациона, оставив только воду. По словам создателя Телеграма, такой рацион помогает ему генерировать новые идеи, улучшает мыслительные процессы и способствует ускоренному решению рабочих задач.

Если верить исследованию Университета Лидса, на нашу продуктивность влияют даже цвета одежды, которую мы выбираем. Так, например, красный увеличивает количество сердечных сокращений, а синий, наоборот, делает их более редкими (то есть страхует от стресса). По мнению психологов, эта информация может быть полезна спортсменам — такие тонкости помогут грамотно выстраивать тренировки.


Одержимые идеей успеть все, люди жертвуют отдыхом, живым общением и, что едва ли не самое главное, любовью к жизни.


Лаура Мартин, коуч по продуктивности в «Гугле» и разработчик теории сознательной продуктивности, считает, что в погоне за личной эффективностью важно обращать внимание на собственные желания. Например, день, в который вы закрыли все поставленные задачи, считается успешным. Но день, проведенный у телевизора за просмотром любимого шоу, не менее плодотворный: ведь вы хотели заняться именно этим, а значит, цель достигнута.

Чувство вины и неудовлетворенности — обратная сторона тренда на личную эффективность. Я, например, не замечала саму жизнь: быстро ела, буквально проглатывая куски, но совершенно не чувствовала вкус еды, редко общалась с друзьями. А когда выходила на прогулку, глубоко дышала и остекленевшим взглядом смотрела в пространство: пыталась успокоить совесть, которая к тому моменту превратилась из полезного внутреннего регулятора в болезненный рудимент. Каждый раз, когда я отдыхала или «праздно» проводила время, голос внутри истошно вопил, что вообще-то пора возвращаться к делам. И несмотря на то, что сил на все это становилось меньше, я почему-то не могла остановиться.

Американский экономист Торстейн Веблен в своей книге «Теория праздного класса» использует термин демонстративное потребление. Явление, суть которого в стремлении приобретать ненужные товары в погоне за общественным одобрением, появилось в Америке в так называемый позолоченный век, в 1870–1880-х годах, когда экономика США после гражданской войны «встала на рельсы».

В материале The Guardian наше время называется новым позолоченным веком. Кроме того, там же предлагается актуальная замена вебленовскому понятию — демонстративное производство. Автор статьи Бен Тарнофф считает, что один из вариантов этого термина — работа над собой. Именно она нередко и превращает досуг в труд. Вот вам наиболее очевидный пример: засилье городских кварталов спортзалами и фитнес-центрами, местами, куда люди идут работать над собой после основной работы. При этом спортзалы существуют в одной системе с магазинами и доставками натуральных продуктов, без которых якобы сложно поддерживать «по-настоящему» здоровый образ жизни.

Тарнофф пишет, что основная причина этого — погоня людей за крепким здоровьем. Тем не менее, количество времени и денег, которое они тратят на его поддержание, сильно превышает то, что действительно требуется. В итоге все это связано с уровнем личного благосостояния.

Тело стало инструментом выражения классовой власти. Автор статьи уверен, что в новый позолоченный век вы наверняка сможете оценить уровень достатка и благосостояния человека по его телосложению: сегодня класс стал буквально вписанным в тело. Состоятельные люди чаще не только стройнее, но и рельефнее, таким образом они воплощают собой работу сверх нужды.

При этом совершенно не обязательно быть состоятельным, чтобы участвовать в процессе демонстративного производства. Могу поспорить, вы уже это делаете, пусть и неосознанно. Технологии позволили людям собирать и анализировать данные о собственной продуктивности. Например, с помощью приложения «Фитбит» можно собрать данные о качестве своего сна, проверить активность во время секса и увидеть количество пройденных за день километров, с Тиндером — оценить свою привлекательность, а с Фейсбуком — популярность. В итоге ваша личность становится сводом данных, которые можно не только отслеживать, но и оптимизировать. Тарнофф сравнивает этот процесс с превращением человека в фабрику: производя что-либо, вы создаете экономическую ценность для рынка, а часы, которые проводите в соцсетях и приложениях, приносят реальный доход их владельцам.


Казалось бы, спасения нет: либо человек работает на основной работе, либо над собой, либо неосознанно — на владельцев приложений.


Продуктивность приобретает масштабы пандемии, на пути к личной эффективности стал учитываться даже сон (мы видели это на примере Тима Кука). Леонардо Да Винчи тоже ставил над собой эксперименты и спал около двух часов в сутки: художник дремал по 10 минут каждые два часа и по 20 — каждые четыре. Так он якобы почти не испытывал сонливости и мог работать больше и качественнее. Но всему есть предел.

По мнению сомнолога Михаила Полуэктова, кандидата медицинских наук, доцента 1-го МГМУ им. И. М. Сеченова, полифазный сон неполезен для здоровья. Минимальное количество часов непрерывного сна, при котором человек способен нормально функционировать, — пять. При резком сокращении этого количества изменяются механизмы сна, он становится более концентрированным. Вероятно, его качество достигает такого уровня, что даже за условных три часа человек успевает выспаться.

«Важно помнить, что практиковать „раздробленный сон“ в течение долгого времени нежелательно. В противном случае у человека снизится концентрация внимания, а соответственно, о каком-то положительном влиянии на продуктивность говорить нельзя. Единственная польза в том, что у практикующего полифазный сон человека больше времени для решения своих задач», — подчеркивает Полуэктов.


Выгорание, упадок сил, отсутствие желания вставать утром с кровати — все это следствие спринта за трофеем с гравировкой «я продуктивен».


Психотерапевт Института инновационных психотехнологий Олег Леконцев считает, что тренд на личную эффективность не нов: нынешнее поколение переняло его у родителей, а те — у своих. Предыдущие поколения перерабатывали с целью выжить. Так закрепился паттерн, что ключ к счастью кроется в продуктивности. Эту установку наши родители и передали своим детям. Леконцев убежден: гнаться за продуктивностью просто ради того, чтобы быть в тренде и не отставать от продуктивных друзей, не нужно.

«Думаю, нет смысла заставлять себя что-либо делать. Если человеку необходимо быть эффективным, а он не может сделать это самостоятельно, нужно обратиться к специалисту. Принуждать себя к чему-либо логично, когда это нужно для выживания или достижения жизненно важной цели. Всегда задавайте себе вопрос: „Я хочу быть эффективным или счастливым? Или все вместе?“».


Психолог Полина Солдатова считает, что заставлять себя делать что-либо — это насилие. Если у человека есть мотивация, достойное вознаграждение и результат, ему не приходится принуждать себя к повышенной активности.


«Лень — это не нежелание что-либо делать. Она говорит о том, что для выполнения задачи нужно приложить усилие. А его выгодно прикладывать при видимой отдаче. Лень может быть хорошим маркером: здесь я могу остановиться и посмотреть, что меня ждёт, если я это сделаю. Буду ли я доволен? Не устану ли? А что сделать, чтобы я был доволен?». Солдатова советует задавать себе эти вопросы. По ее мнению, тренд на продуктивность обусловлен соревновательной средой внутри компаний и соцсетями, которые могут стать причиной синдрома упущенной выгоды (fear of missing out, FOMO).

«Это когда видишь, что все вокруг успевают больше, чем ты. Я бы назвала это линией с двумя полюсами: на одном повышенная эффективность, на другом выгорание, если не сказать депрессия». Именно поэтому важно помнить о необходимости контроля собственной занятости: всегда лучше предупредить проблему, чем потом расхлебывать ее последствия.

Полина Солдатова добавляет, что предотвратить выгорание довольно просто. Если вы поняли, что переработали, возьмите отпуск и перестаньте заниматься тем, что отнимает ресурсы. Также можно обратиться к психологу, он подскажет техники, поищет способы установить баланс между личной жизнью и работой и, если что, порекомендует посетить психотерапевта.

Леконцев также советует обдуманно подходить к действиям, которые могут привести к выгоранию, а не бросаться в омут с головой.


Например, если вы идете в поход, логичнее выспаться перед дорогой, собрать рюкзак и зарядить все необходимые гаджеты, а не идти на рейв.


По данным исследования международного рекрутингового агентства Hays, за последние годы 79 % респондентов (всего их было 3600) страдали от профессионального и эмоционального выгорания. Несмотря на огромное количество рекомендаций психологов, мало кто в процессе работы, особенно важной и интересной, задумывается о вреде ее переизбытка. Более того, некоторые даже не замечают, что выгорают.

И все же выгорание несложно распознать. Для него характерны апатия, чувство опустошенности, отсутствие физических сил, расстройства сна, психоэмоциональное истощение и частые перепады настроения. У «выгоревшего» человека падает эффективность, он начинает чаще болеть, ненавидеть всех окружающих и даже страдать нервным тиком.

Я познала это сполна, опустилась на эмоциональное дно и оттолкнулась от него. Мне пришлось усилием воли перестать постоянно работать и думать о делах. Я пыталась «забить эфир» чем-то приятным: прогулками с друзьями, книгами, которые давно хотела прочесть, музыкой, новыми знакомствами. Сначала дело шло плохо, я думала, что назад пути нет и трудоголизм въелся в меня, как запах сигарет в обивку машины. Но постепенно мне удалось снова стать собой, человеком, который думает о жизни, а не только о ее мизерной части — работе.

Я выделяла строго определенное время под рабочие задачи и ставила таймер. После сигнала работать было нельзя. Я планировала дни, составляла график каждого и по возможности его придерживалась. Иногда, конечно, плакала от бессилия. Казалось, я не смогу победить этого опасного зверя под названием выгорание, но и это прошло. Главное в борьбе с ним — не отступать.

Справиться с выгоранием относительно несложно — важно вовремя осознать, что пора остановиться. Вот чек-лист для тех, кто понял, что в погоне за эффективностью что-то пошло не так, и решил немного сбавить обороты.

Что делать, если вас настигло выгорание:

  • Прекратите заниматься тем, что привело вас к выгоранию. Возьмите отпуск или больничный. Да, прямо сейчас. Не откладывайте, дальше может быть только хуже.
  • Спите минимум 8 часов в сутки.
  • Питайтесь регулярно. Ешьте фрукты, овощи, крупы, рыбу, мясо. Следите за количеством потребляемых нутриентов.
  • Спрячьте телефон куда-нибудь подальше, проводите время с семьей и друзьями.
  • Постарайтесь не думать о работе. Без вас в офисе не случится апокалипсис. Переключитесь на что-нибудь приятное.
  • Займитесь тем, что приносит удовольствие. Приветствуется все: секс, бокс, макраме.
  • Если все перечисленное не помогает, обратитесь к психотерапевту. Он поможет настроить удобный вам режим работы и отдыха.
  • Любите себя. Объективно оценивайте свои действия и хвалите себя за самые маленькие достижения. Заботьтесь о себе, а не о работе и коллегах.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...