«Эйфория»: сериал, который ломает стереотипы — в жизни и в макияже

Лиза Золотухина
2 Августа 2019
4 мин. на чтение
Сначала проект рэпера Дрейка с диснеевской девчонкой Зендаей в главной роли многим казался очередной прихотью знаменитостей, которые решили сменить профессию. Теперь же, перед просмотром очередной серии мы стабильно идем в аптеку, чтобы запастись валерьянкой. А потом — в магазин косметики, потому что хочется сделать такие же неоновые стрелки на веках и дуохромные переливы на скулах. Макияж в «Эйфории» — такой же двигатель сюжета, как диалоги или появление нового героя. Сериал сделан настолько правдоподобно, качественно и красиво, что больно смотреть. Но мы все равно смотрим. И вот почему.

Это не просто «шоу для подростков»

«Ривердейл», «Сотня», «Общество»… Кажется, ниша сериалов для подростков и о подростках уже забита до отказа. И места для «Эйфории» не найдется, даже если остальные представители жанра сильно потеснятся. Но это не совсем верное представление. Автор телеграм-канала «Запасаемся попкорном» Иван Филиппов так описывает нарастающее внимание зрителей к подобным шоу:

«Интерес возрос не только к молодежным сериалам, а к сериалам в принципе, как к явлению и форме нарратива. Раньше создатели уделяли основное внимание конвенциональным историям: сериалам о полицейских и врачах. Сейчас тематика расширилась. Теперь, когда нужно снимать много, увеличился запрос на нишевые истории: от квир-балов 80-х (как в «Позе») до супергеройских сериалов («Академия Амбрелла», «Легион»).

Конечно, насущные проблемы игнорировать не получится. А самая большая и популярная проблема, которая волнует человечество вот уже не один век — отношения отцов и детей. Поэтому и появляются такие сериалы, как «Эйфория» и «13 причин почему». Родителям всегда было интересно, что в голове у их детей, так что и шоу о подростках были всегда, вспомнить хотя бы «Беверли-Хиллз, 90210».

Но с «Эйфорией» не все так просто, как кажется. Режиссер Сэм Левинсон сфокусировался на том, чтобы перебросить мостик между поколениями и объяснить, что чувствуют и думают молодые люди, почему они так действуют. Поэтому сериал рассчитан не столько на подростковую аудиторию, сколько на старшее поколение. Это взрослая и довольно драматичная история».

HBO


Это радикальное высказывание

О чем вообще сериал? Главная героиня, 17-летняя Ру (Зендая), приезжает в родной город из рехаба. И тут же возвращается к старым привычкам: вечеринки, алкоголь, запрещенные вещества. В общем, типичная подростковая жизнь, какой ее видят прогрессивные (и не очень) американские режиссеры. Тут в городе появляется Джулс (Хантер Шафер) — блондинка, облаченная в неон и усыпанная глиттером. Для Ру, предпочитающей велосипедки и просторные толстовки, в которых она прячется от всего мира, новая знакомая олицетворяет надежду. Синопсис выглядит как смесь «Сплетницы» и того же самого «Беверли-Хиллз», но на это вестись не стоит.

«„Эйфория“ откровеннее всех „подростковых“ сериалов, которые выходили до сегодняшнего момента, — считает Иван Филиппов. — Как с тематической точки зрения — в нем радикальнее, чем прежде, обсуждаются темы наркотиков, секса, трансгендеров, домашнего насилия, — так и с точки зрения натуралистичности (в третьей серии есть выдающаяся сцена, где одна из героинь открывает в себе талант доминатрикс). Мы привыкли к „Игре престолов“, в которой все откровенное показано довольно подробно, но забыли, что совсем недавно на кабельном телевидении существовало негласное табу, например, на демонстрацию обнаженных мужчин целиком, а не только со спины. Это самый лежащий на поверхности пример: „Эйфория“ это табу с радостью нарушает».


Но нужно ли переходить такие границы? Сериалы — это такая же платформа для высказывания, как сцена для музыкантов или соцсети для блогеров. И быть радикальным — это просто один из способов донести до аудитории что-то важное.


«Думаю, что такая радикальность — это хорошо, — добавляет Иван Филиппов. — Раньше мы разговаривали о многих проблемах намеками. Можно было только взглянуть сквозь колышущуюся занавесочку, и ничего больше. Для меня это странный подход, потому что настоящее искусство радикально. И задача любого хорошего сериала, фильма или книги — тыкать в тебя острой палкой, чтобы вызвать эмоциональную реакцию. Сейчас же благодаря подпискам на премиальные кабельные каналы или стриминговые сервисы можно увидеть практически все. После сериалов „Британский скандал“ и „Молодой папа“ зрителей уже сложно удивить. Поэтому появляются все более провокационные истории. Для русского зрителя, измученного пластиковым миром отечественного телевидения, такие сериалы — возможность увидеть многие проблемы, как они есть: без цензуры и вырезания не угодных кому-то моментов».

HBO


Это классные бьюти-образы

Такого макияжа в сериалах мы еще не видели никогда. И это не преувеличение. Все эти всплески глиттера, помады необычных цветов и звездочки, нарисованные лайнером, неслучайны. Главный визажист сериала Дониэлла Деви рассказывает, что за каждым макияжем стоит эмоциональное послание.

Взять, например, мейк Джулс. Он выглядит как произведение абстрактного искусства: необычные сочетания цветов, много лайнера, отсутствие симметрии. Крупного плана Хантер Шафер мы ждем в том числе и для того, чтобы понять, а что на этот раз нарисовано у нее на лице. Деви объясняет, что такой арт-мейк говорит о героине как о художнице, которая, как и сам сериал, готова выйти за рамки. Ру, напротив, почти не красится. А когда наносит макияж, то подчеркивает свою эмоциональную уязвимость. Например, в одной из серий глиттер у нее под глазами больше похож на слезы или маску Пьеро, чем на неотъемлемый атрибут летних фестивалей.

@donni.davy

Следить за бьюти-образами других персонажей не менее интересно. Мэдди — перфекционистка и школьная королева. Ее макияж, как и у Джулс, довольно яркий. Но, в отличие от абстрактных пятен Хантер Шафер, симметричен и выверен до миллиметра. И да, вы сразу поймете, когда в жизни Мэдди что-то пойдет не так: стразы, наклеенные на широкие черные стрелки сменятся солнцезащитными очками в пол-лица.

@donni.davy

Кэт (та самая, с талантом к доминированию) в макияже предпочитает быть боссом. И выбирает ярко-зеленые тени и фиолетовую помаду. Деви объясняет, что эти цвета — отсылка к фильму «Призрачный мир» с Торой Берч и Скарлетт Йоханссон. Эти героини тоже преодолевают кризис взросления и, как и Кэт, довольно успешно.

@donni.davy

Фото обложки: HBO


  • Комментарии
Загрузка комментариев...