Жизнь
Добрые дела — это просто: история о том, как я съездила в детский хоспис
6 Декабря 2018

В Л’Этуаль началась благотворительная акция: 300 рублей с продажи каждого флакона лимитированной версии аромата BOSS Bottled 20th Anniversary пойдут на помощь тяжелобольным детям. Младший редактор сайта Л’Этуаль Лиза Золотухина рассказала о своём опыте добрых дел, который изменил её жизнь.

Лиза Золотухина

Младший редактор сайта Л’Этуаль

Иногда кажется: добрые дела — это долго и сложно. Сто рублей, за которые мы покупаем благотворительную открытку в поезде, или пачка корма для собак, переданная в приют, «ничего не изменят». Если уж хочешь помогать другим, то занимайся этим «всерьёз», по-настоящему или не занимайся вообще. Я думала именно так. Нет, иногда я подбирала бездомных котов и пристраивала друзьям и знакомым, но в целом казалось, что от моей помощи миру будет мало толку.

Помогать по чуть-чуть было стыдно — а сделать больше я просто не могла. Всех же не спасёшь, правда?

Ведь, наверное, нет такой волшебной палочки, взмахнув которой, ты в один момент решишь проблемы сразу всех. Но попробовать-то стоит. И да, это не так уж дорого. У меня, к примеру, ушло ровно ноль рублей и ноль копеек, если не считать расходов на конфеты — а то, что произошло, изменило меня очень сильно.

Дело было пару лет назад. Мой бывший начальник предложил перед Новым годом устроить «какую-нибудь благотворительную акцию» — какую именно, он и сам понятия не имел, а бюджета на неё не наблюдалось. Кто-то  предложил съездить в детский хоспис — это было одним из первых вариантов, который пришёл нам в голову.

Так, погуглив контакты ближайшего хосписа, мы позвонили в приёмную со странным вопросом: «Здравствуйте, а вы случайно не планируете устраивать новогодние праздники?» Оказывается, нет, не планировали — и вообще, Новый год в хосписе до этого никогда не отмечали.

Но в целом никто не был против. Деда Мороза со Снегурочкой привести можно, конфеты тоже разрешены, только не очень твёрдые и не быстропортящийся зефир. А вот мандарины не надо — цитрусовые детям нельзя. Ну ладно — мы повесили в офисном коридоре объявление со списком разрешённых сладостей и стали ждать. На свободном офисном столе медленно росла гора из кульков конфет и мягких игрушек. Откликнулись все.

Пока собирали подарки, мы не могли избавиться от сомнений: детям ведь нужнее лекарства, а не игрушки и Дед Мороз с фальшивой бородой. И ехать в хоспис сами мы не то чтобы очень хотели. Может, просто отправить им подарки и все?..

Поехать всё-таки пришлось. Мы нашли знакомых аниматоров, готовых бесплатно устроить небольшое представление, но они очень волновались и не хотели оставаться один на один с детьми и медперсоналом: до этого никто в хосписе не был. И вот мы закинули в багажник машины начальника коробки с дюжиной плюшевых медведей, воздушных шаров и несколькими килограммами конфет, посадили на заднее сиденье Деда Мороза и Снегурочку и отправились делать добрые дела. Мы медлили перед тем, как выйти из машины: думали, не сделаем ли этим праздником только хуже.

Первое, что замечаешь в хосписе — тишина, полная и абсолютная. Даже в игровой комнате, куда собрали детей, чтобы они посмотрели на Деда Мороза.

Дед Мороз начал шутить — но никто не выкрикивал с места, не смеялся и не хлопал в ладоши. Никто не улыбался — ни дети, ни родители, ни медсестры. Мне показалось, что если в тишине пройдёт хотя бы еще минута, Снегурочка просто упадет в обморок на ковер с паровозиками — настолько всё это было… неловко.

До сих пор не знаю, случайно это произошло или нет, но как раз в этот момент Дед Мороз задел своим мешком с подарками пустую стойку от капельницы. Стойка качнулась и упала прямо ему на голову. Старшая медсестра — громовой комплекции женщина с сурово сдвинутыми бровями — тоненько захихикала в кулачок. Через несколько секунд смеялись уже все — в голос. Дети оживились: начали пускать мыльные пузыри и шуршать фантиками от конфет, болтать с аниматорами. Комната мало-помалу переставала напоминать комнату хосписа — казалось, мы все собрались на совершенно обычной, пусть и маленькой елке. И вот ещё: и дети, и взрослые не хотели отпускать ни нас, ни Деда Мороза со Снегурочкой. А нам не хотелось уходить. Часа три мы все вместе собирали конструктор. Потом дети радостно потребовали, чтобы мы проводили их спать, — за ручку, только за ручку.

Иногда бывает, что ваши страхи — только ваши страхи, и с реальностью они не имеют ничего общего. Бывает, что миру на самом деле нужно от вас куда меньше, чем вам самим кажется. Бывает, что сделать добро оказывается в десятки раз проще, чем вы думали. И что это добро значит больше, чем вы могли бы себе представить.

Я всё ещё не верю, что можно исправить мир в одиночку. Но с того дня перестала бояться помогать — и думать, что помощь может быть неважной и ненужной. Теория малых дел работает — и каждый поступок считается. Всё имеет значение. И если вы можете помочь, то для этого нет ни стыдного, ни «слишком простого» способа: все они хорошие и правильные.

Фото обложки: @anniespratt

  • Комментарии
Загрузка комментариев...