Что почитать, чтобы разбираться в кино

Ольга Житпелева
12 Июля 2019
3 мин. на чтение
Заметки французского режиссера, психоанализ творчества Дэвида Линча и исследование популярности современных азиатских фильмов — собрали 7 книг, после которых вы начнете замечать не самые очевидные детали в кино.

Томас Эльзессер, Мальте Хагенер. Теория кино. Глаз, эмоции, тело

Начинаем полное погружение в мир «движущихся картинок». Томас Эльзессер и Мальте Хагенер — кино- и медиаисследователи. Они собрали в книге все: техническую сторону производства фильмов, теории создания историй, психологию зрителя. Сделано это с одной целью — найти ответ на вопрос: «Каковы отношения между кинематографом, чувственным восприятием и человеческим телом?».


Робер Брессон. Заметки о кинематографе

Книга в формате полевых заметок французского режиссера и сценариста. И объем у нее соответствующий — чуть больше сотни страниц. Зато по смыслу она вполне может сравниться с какой-нибудь гигантской эпопеей в духе «Тихого Дона» Шолохова. Тут и про суть кинематографа, и про работу с актерами, и про зрителей. И каждая мысль не длиннее пары предложений. Как правильно отметил один из читателей в рецензии на книгу: «Если бы Робер Брессон пользовался Твиттером, то его аккаунт выглядел бы так».


Олег Ковалов. Из (л)учение странного

Советское кино у многих ассоциируется с фильмами нашего детства: «Служебный роман», «Иван Васильевич меняет профессию», «Бриллиантовая рука» — перечислять можно долго. Мало кто вспомнит что-то более специфическое. «Рваные башмаки» Маргариты Барской, например.

Киновед и режиссер Олег Коновалов как раз на таких, не самых известных фильмах и специализируется. И даже дает этой категории название: «Странности». Дело тут не в необычных сюжетах, а в построении истории и использованных приемах, таких, например, как «иррациональный монтаж». Книга вышла в двух томах. В первом — детально и глубоко изучаются фильмы первой половины ХХ века, а фокус второго сосредоточен на фильмах 1930-х годов и особенно военного периода.


Джеймс Нэрмор. Кубрик

Можно не любить Стэнли Кубрика и считать его экранизацию «Сияния» Кинга плохой, но вклад этого режиссера в кинематограф отрицать невозможно. Одни только визуальные приемы в фильмах чего стоят: симметрия кадров, специфичные крупные планы, наплывы. Сейчас многое из этого уже не ново и используется другими режиссерами. Та же симметрия — любимый прием Уэса Андерсона. Несмотря на это, узнать кадры Кубрика можно из тысячи, если вы смотрели хотя бы один его фильм. В книге есть не только разборы кинокартин, но и полноценная биография режиссера.


Славой Жижек. Искусство смешного возвышенного. О фильмах Дэвида Линча

Работы Дэвида Линча для восприятия штука сложная. И дело не только в путаном нелинейном повествовании, когда развязку «догоняешь» в последние 10 минут фильма. Линч — мастер символизма. Даже красные шторы у него могут значит нечто больше, чем кусок ткани. Вот Жижек и препарирует творчество «самого важного кинорежиссера нынешней эпохи», по версии The Guardian. Философ и культуролог разбирается во всем с нестандартной для киноведов точки зрения — психоаналитической. Один совет: если вы еще не смотрели ни один фильм Линча, стоит исправиться. Иначе книга пойдет со скрипом.


Сергей Анашкин. О фильмах дальней и ближней Азии

«Золотую ветвь» Каннского кинофестиваля второй год подряд забирают азиатские картины: в этом — «Паразиты» Пон Джун-хо, в прошлом — «Магазинные воришки» Хирокадзу Корээда. Даже среди простых зрителей корейский кинематограф перестает ассоциироваться исключительно с дорамами, а японский — с хоррорами. Кинокритик Сергей Анашкин разбирается, с чем все это связано, и анализирует творчество азиатских режиссеров разных лет. Готовьтесь пополнять свои списки «что посмотреть» — о многих фильмах из книги вы, скорее всего, даже не слышали (а зря).


Роберт Макки. Диалог. Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов

Кино на самом деле не столько про картинку, сколько про слова: закадровый голос, внутренние монологи, диалоги. Речь может даже заменить весь экшен на экране — вспомните любое «камерное кино». Например, в «Омерзительной восьмерке» Тарантино действие разворачивается на постоялом дворе, и абсолютно все строится вокруг диалогов. Так зритель узнает предыстории героев, их конфликты (как у Уоррена и Смитерса) и их настоящее. В своей книге Роберт Макки, американский сценарист, доходчиво объясняет, какие бывают диалоги, в чем их суть и как не облажаться с их написанием. И разбирается во всем на конкретных примерах литературной и кинематографической классики.


Фото обложки: Patrick Tomasso/Unsplash

Поделиться:
  • Комментарии
Загрузка комментариев...