Стиль
Рыцарь высокой моды: Юбер де Живанши
13 Марта 2018

Элегантность и аристократизм. Скромность и лоск. Как формировался стиль кутюрье Юбера де Живанши, какие созданные им образы стали знаковыми, и чем славен Дом Givenchy? Вспоминаем основные события из жизни культового бренда, его создателя и преемников. 

 

 

Он увековечил все модные кинообразы Одри Хепберн: кружевное и черное коктейльное  платье, шерстяной осенний костюм, длинные перчатки и шляпки. «Я нахожусь в такой же зависимости от Юбера, как американцы – от своего психоаналитика», – признавалась актриса, которая носила костюмы от Givenchy не только на экране, но и в жизни. Кроме неподражаемой Одри, у Юбера де Живанши одевались Жаклин Кеннеди, Грейс Келли, баронесса Ротшильд, Элизабет Тейлор, Жанна Моро и другие мировые знаменитости. Любопытно, что он стал самым молодым парижским кутюрье: уже в 25 лет ему удалось открыть свой первый бутик и более того – понравиться местной взыскательной публике, и это несмотря на скромный бюджет и отсутствие дорогостоящих материалов. Его изысканный и вместе с тем лаконичный стиль быстро завоевал модную нишу. «Мода – это умение одеться так, чтобы пройти по улице незамеченным» – именно так звучало жизненное кредо самого кутюрье. 

 

 

В истории бренда Givenchy случались поворотные моменты. Так, в 90-х месье Живанши оставил свой пост и никогда больше не переступал порог Дома, за считанные годы изменившегося до неузнаваемости. Как же формировался стиль легендарного кутюрье, и что было сделано после ухода мастера?

Семья аристократов

Этого безупречно одетого мужчину называли «единственным рыцарем высокой моды» и «истинным аристократом в жизни и творчестве». Примечательно, что само происхождение Юбера де Живанши самое что ни на есть знатное: его предки были итальянскими зодчими, а отец имел титул маркиза. Родня по материнской линии отличалась прекрасным художественным вкусом и вместе с тем деловой хваткой: дед был живописцем и занимался производством гобеленов, а прадеды принимали участие в оформлении Гранд-опера и Елисейского дворца. Так что тонкость восприятия и любовь к искусству были у будущего модельера в крови.

Юбер де Живанши родился 21 февраля 1927 года в городе Бове на севере Франции. Его мать Беатрис была дочерью преуспевающего фабриканта, а отец Люсьен – летчиком, обожавшим небо. К сожалению, семейной идиллии не суждено было продлиться долго: семья рано лишилась отца. После смерти Люсьена детьми в основном занималась бабушка, которая знала толк в нарядах. Нитки, лоскутки разноцветных тканей из ее шкафа – все это увлекало Юбера гораздо больше игрушечных железных дорог, глазастых плюшевых медведей и деревянных лошадок. В 17 лет он, уже тогда демонстрировавший творческие способности, переехал в Париж и поступил в Национальную высшую школу изящных искусств, выпускниками которой были прославленные живописцы Франсуа Буше, Эжен Делакруа и целая плеяда импрессионистов – Огюст Ренуар, Клод Моне, Эдгар Дега. Впрочем, Юбер не собирался становиться именно художником: его манила идея создания собственной линии одежды. И даже семья, поначалу не слишком обрадовавшаяся выбору юноши, постепенно смирилась с его решением. «Быть дизайнером одежды всегда было моей мечтой…Ты в каждый момент должен воспринимать, в каждую секунду должен быть внимательным и подмечать мелочи, чтобы творить», – вспоминал позже Живанши. 

 

 

Учеба у мэтров

После занятий молодой человек ходил в мастерскую популярного модельера Жака Фата, там он создавал свои эскизы и получал за них небольшой гонорар. В 40-е Юбер сменил несколько наставников, среди них, например, были Робер Пиге и Люсьен Лелонг, у которых когда-то начинал и другой прославленный дизайнер – Кристиан Диор. «Самое ценное в обучении искусству моды – те знания, что вы получаете из первых рук, от мастера. Это – как с живописью. Никакая теория не в силах заменить творца», – говорил сам Живанши о своих наставниках. 

 

 

Но, как это ни парадоксально, одним из главных его проводников в мир моды стала женщина, с которой его понимание стиля явно разнилось. Экстравагантная Эльза Скиапарелли с ее сюрреалистичными шляпами в виде чернильниц, туфелек и платьем с лобстером, украшенным петрушкой, разглядела в юноше истинный талант. Юбер проработал с ней целых пять лет, вплоть до открытия своего бутика. «Не стесняйтесь шокировать публику, она это любит!» – внушала Эльза. Впрочем, этого-то как раз Юбер никогда и не делал. Если у Эльзы все модели и аксессуары были броские, вычурные и сложные (и по крою, и по выбору тканей, и по декору: чего стоят одни ожерелья с насекомыми и таблетками аспирина!), то у Живанши никогда не было желания превращать показ в футуристическое шоу и эпатировать кого-либо полетом своей фантазии. Но кто сказал, что нужно слепо следовать всем наставлениям своих учителей? Впитав бесценный опыт, 25-летний дизайнер отправился в свободное плавание. В феврале 1952 года Юбер де Живанши открывает собственный Дом моды на Rue Alfred-de-Vigny, рядом с Триумфальной аркой и парком Монсо. Многообещающее начало. 

 

 

Удачный старт

Любопытный факт для любителей совпадений и закономерностей: первый бутик Живанши открыл в феврале, в этом же месяце он родился, и в феврале созданные им костюмы к фильму «Сабрина» с Одри Хепберн удостоились «Оскара». Но не будем забегать вперед, ведь тогда Юбер еще не был знаком со своей музой, а роль его вдохновительницы (и по совместительству пресс-секретаря) играла французская модель Беттина Грациани. 

 

 

«Беттину все обожали. Она всегда была личностью», – так говорил о модели Юбер. Разумеется, не менее тепло он впоследствии отзывался и об Одри. Чем запомнилась первая коллекция модного Дома Givenchy «Bettina Graziani»? Во-первых, стильной белой блузкой с пышными черными воланами, названной в честь Беттины. Во-вторых, несмотря на простоту хлопковой ткани, силуэты моделей получились на редкость роскошными и при этом естественными. Кстати, считается, что именно Юбер де Живанши изобрел термин прет-а-порте и стал создавать коллекции готовой одежды, что тоже понравилось французам. «Роскошь имеет будущее только при условии, что она демократизируется», – утверждал кутюрье. И, в-третьих, принципиально новым было то, что показ был одновременно организован и для журналистов, и для публики. И пусть дебютную коллекцию увидело всего 15 человек, но весть о новом амбициозном дизайнере быстро облетела fashion-пространство Парижа. Старт оказался удачным.

 

 

Это судьба!

В 1953-м, всего через год после открытия модного Дома, Юбер де Живанши познакомился с Одри Хепберн, выбиравшей костюмы для съемок в новой картине. В штаб-квартиру на Рю Альфред де Виньи пришла миниатюрная девушка в клетчатых брюках, футболке, балетках и соломенной шляпе. С этого судьбоносного выбора костюмов и началась ее дружба с Юбером длиною в 40 лет. «Он чувствовал меня так тонко, как может чувствовать своего ребенка мать», – тепло отзывалась актриса о своем модельере. Впрочем, не только Одри оценила костюмы кутюрье. К модельеру ринулись толпы восторженных поклонниц, жаждущих одеваться, как актриса и ее Сабрина.

 

 

Знаменитый наставник

Кроме Одри Хепберн, все в том же 1953 году Юбер познакомился с прославленным дизайнером Кристобалем Баленсиагой. Любопытно, что даже сама Коко Шанель, не признававшая Скиапарелли и критиковавшая Диора, восторженно отзывалась об этом модельере: «Он единственный истинный кутюрье среди нас. Остальные – просто дизайнеры». Для Живанши Баленсиага стал новым наставником, которому он мог показывать еще «сырые» идеи будущих коллекций. То же самое делал и Кристобаль. Но вот что интересно: Юбер, несмотря на преклонение перед талантом учителя, всегда оставался независимой творческой единицей и ничего у него не копировал. Ну разве что щепетильность наставника и очередную порцию тонкого вкуса.

Союз нерушимый

После успеха «Сабрины» Одри одевалась только у Юбера. Он же сшил для нее свадебное розовое платье-трапецию и крестильный наряд для первенца. Каждый костюм кинодивы становился образцом для подражания. Впрочем, нарядами дело не ограничивалось. Так, в 1957 году специально для актрисы Живанши разработал эксклюзивный аромат L’Interdit («Запрет»). Прежде чем духи поступили в продажу, семь лет подряд ими пользовалась только Одри, и актриса не скупилась на щедрые похвалы творению друга. Да и сам Юбер не меньше внимания уделял месту аромата в облике каждой женщины. «Парфюм – это визитная карточка. Без аромата женщина анонимна», – утверждал Живанши. Чем еще запомнился тандем Одри и Юбера? Самое время вспомнить культовый образ Холли Голайтли из «Завтрака у Тиффани»: длинное черное платье, дополненное диадемой, солнечными очками и длинным мундштуком. Пожалуй, ни один look в истории моды не копировали так часто! Другие не менее знаменитые костюмы Юбер де Живанши создал для комедии «Как украсть миллион». Модельер тонко чувствовал, что будет уместно для его музы, и сразу пообещал ей: успех нарядов будет такой, что тысячи девушек будут подражать ей на улицах. «Он не ошибся, копировали и впрямь – от костюмов до ночной сорочки и шляпы в форме каски с большими очками», – вспоминала позже Хепберн. И заметьте: для того чтобы войти в историю, не нужны были ни шляпы в виде телефона, ни отталкивающе-яркие оттенки платьев, ни скандальные принты, ни сложный крой, ни аляповатые аксессуары. 

 

 

Модные изобретения

Модельер Живанши воспевал лаконичные формы силуэтов: «капля», «трапеция», «шар», предпочитал натуральные ткани и узаконил тренд на так называемый повседневный шик. В список его тогдашних поклонниц, кроме Одри Хепберн, входила и первая леди США Жаклин Кеннеди, которая в одежде превыше всего ценила простоту и элегантность.

Этого кутюрье сложно отнести к неистовым революционерам и неутомимым новаторам: он был очень последовательным, осторожным и решился представить дебютную коллекцию одежды для мужчин только в 70-х – тогда, когда бренд уже прочно укоренился в мире моды. А в 1974 году Юбер презентовал первый аромат для сильной половины человечества – Givenchy Gentleman. Лимон, роза, мед, пачули, бергамот – эта композиция стала классикой, как, впрочем, и многие другие творения Дома Givenchy. Помимо мужских и женских коллекций, Юбер де Живанши занимался созданием театральных декораций, разрабатывал дизайн и стиль для сети отелей «Hilton» и даже принимал участие в оформлении автомобиля Rolls Roys. 50-е, 60-е, 70-е... Талант кутюрье проявился во всей полноте. Эти годы можно смело назвать эрой Givenchy – стиль Дома пользовался головокружительной популярностью.

 

 

Прощание с миром моды

В 1988 году Живанши продал компанию крупнейшему международному концерну LVMH (к тому моменту концерн уже владел такими известными брендами, как Christian Dior, Louis Vuitton, Christian Lacroix), но продолжал заниматься разработкой новых коллекций и по-прежнему следовал своему пониманию моды без оглядки на постоянно меняющиеся тренды. В переломных 90-х руководство потребовало полной реорганизации Дома. Увы, к толкам о несовременности идей Юбера добавилось и трагическое событие: в 1993 году от рака умерла Одри Хепберн, главный талисман и бессменная муза Givenchy. Кутюрье больше не видел смысла оставаться в мире моды без своего ангела-хранителя и творить для субтильных моделей – новых кумиров новой эпохи. В 1995-м Юбер де Живанши оставил свой пост. «Необходимо знать, когда пора остановиться. В этом главная мудрость», – заявил на прощанье рыцарь высокой моды.

 

 

Фото: архив пресс-служб, shutterstock, givenchy.com

Материал: архив журнала Л'Этуаль "июнь 2017"


 

  • Комментарии
Загрузка комментариев...